Аренда земли в национальном парке

В заповедниках теперь можно вести строительство и сдавать землю в аренду

Аренда земли в национальном парке

Приняты и вступили в силу поправки к закону «Об особо охраняемых природных территориях» (ООПТ), разрешающие капитальное строительство и инфраструктуру в границах заповедников.

Экологи потрясены: теперь кто угодно может добиться выделения себе куска заповедника, чтобы впоследствии сдать его в аренду.

Дело может обернуться легализацией добычи полезных ископаемых на территории заповедников, которая уже много лет ведётся с молчаливого согласия властей.

По официальной версии, новый закон позволит развивать познавательный туризм и здоровый образ жизни в виде спортивных занятий на экологически чистых территориях. Дескать, для получения разрешения на строительство базы отдыха или гостиничного комплекса в такой зоне необходимо будет отправить соответствующую заявку в Министерство природных ресурсов и экологии РФ.

Там должны оценить, насколько заявка соответствует международным конвенциям. Затем потребуется обсудить проект на общественных слушаниях. А венчать весь этот процесс будет экологическая экспертиза. Но, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. В буквальном смысле – про овраги, леса, реки как богатство для всех россиян, а не только отдельно взятых.

Наступление на природу

Для начала разберёмся в понятиях. Существуют федеральные и региональные ООПТ. Первые – это 103 заповедника, 63 государственных природных заказника федерального значения и 48 национальных парков.

По площади они занимают около 3% территории страны. Даже там зафиксированы, увы, успешные попытки бизнес-вторжения на территорию, в частности на Куршской косе в Калининградской области, в Прибайкальском парке и др.

А вот региональные ООПТ вообще поджидает большая опасность.

Всего в России около 13 тыс. региональных особо охраняемых природных территорий, это более 8% территории страны. Ещё до принятия закона были зафиксированы покушения на Волго-Ахтубинскую пойму (Волгоградская область), Южное побережье Невской губы (Санкт-Петербург), заказник «Дмитриевский» (Белгородская область).

В карельском заповеднике «Кивач» вырублен гектар заповедного леса под автостоянку, в заповеднике «Центральносибирский» уникальный участок кедрового леса выделен под установку туристических домиков.

В заповеднике «Остров Врангеля» развитие туристической инфраструктуры, по мнению учёных, уже угрожает уникальным участкам тундры, особенно важным для поддержания популяции белого медведя.

Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской успокаивает: «Мы ужесточаем административную ответственность за экологические нарушения. Это даёт результаты – Росприроднадзор фиксирует снижение правонарушений. Вносим в КоАП изменения, которые повышают ответственность за нефтеразливы».

Однако по поводу нового закона защитники природы бьют в колокола. По их мнению, определение «развитие туризма» приведёт к увеличению масштаба вреда, наносимого окружающей среде. Ведь в законе формулировка «познавательный туризм» не расшифровывается.

Потому по новому закону в ООПТ спокойно можно будет вести хозяйственную деятельность.

В национальном парке гремят взрывы

Достаточно прочитать биографию министра, чтобы понять, какие именно природные ресурсы, судя по всему, приоритетны для его сферы интересов. Выпускник Государственной академии нефти и газа им.

Губкина, он работал в ЛУКОЙЛе, Минтопэнерго, «Зарубежнефти», был гендиректором госхолдинга ОАО «Росгеология».

Понятно, почему экологи озабочены тем, что Минприроды дало положительное заключение на недавно принятый закон.

Директор по природоохранной политике Всемирного фонда дикой природы (WWF) России Евгений Шварц считает: «По нашей информации, это нововведение напрямую связано с бизнес-интересами крупных компаний.

Теперь в любом заповеднике интересант, имеющий политический или экономический вес, может получить разрешение на часть его территории. Это несёт опасность изменения природоохранного режима. Любые крупные хищники могут выжить, только если внутри заповедника будет сохранена пространственная целостность.

Однако никто не обсуждал последствия от принятия нового закона со специалистами по вопросам охраны природы».

Одной из таких потенциально горячих точек является природный парк «Нумто» в Ханты-Мансийском автономном округе. На площади более 0,5 млн гектаров находятся святыни и лесных ненцев, и хантов. Озеро Нумто – крупнейшая стоянка на пути миграции птиц, занесённых в Красную книгу.

Хотя оно является ООПТ регионального значения, прямо рядом с озером уже 10 лет работают скважины «Сургутнефтегаза». За 10 лет там выкачано около 4 млн тонн нефти. По словам руководителя программы Гринпис России по ООПТ Михаила Крейндлина, эта компания «лоббирует расширение площадей парка, где допускается добыча нефти».

Новый закон будет для этого как раз кстати.

Такая же проблема стоит перед национальным парком «Югыд ва». Хотя он признан объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО «Девственные леса Коми», там добывает золото компания «Голд Минералс». При этом проводятся даже буровзрывные работы.

Для этого Минприроды исключило месторождение из границ парка, хотя оно находится в самом центре его северной части. После ряда протестов со стороны ЮНЕСКО Генпрокуратура и Верховный суд наконец заметили абсурд ситуации. По идее, компания должна сворачивать свою деятельность, и вот здесь очень вовремя принимается новый закон.

Теперь уже не надо заморачиваться изменением границ ООПТ, а вести работу прямо внутри неё.

Тем временем

Самые беспрецедентные масштабы коммерческое осваивание ООПТ приобретает в Арктике. Пресс-секретарь и медиакоординатор Гринпис России Халимат Текеева возмущается: «Одним из создателей советской системы заповедников был учёный Феликс Штильмарк, чьим девизом жизни было: «Заповедного не тронь».

В погоне за сиюминутными интересами фирм нельзя забывать, что заповедники берегут в первозданном виде ценные территории, служат домом для многих редких животных и растений. Учёные исследуют, как в естественной среде ведут себя те или иные виды, и на основе этого пишут научные работы, которые позволяют нам лучше понять мир.

Хочется верить, что российские власти на деле повернутся лицом к заповедным территориям и начнут реально вкладывать ресурсы в их сохранение и изучение, а не растаскивать».

Увы, ещё в большей степени экологи надеются на помощь извне. По словам руководителя программы Гринпис России по всемирному природному наследию Андрея Петрова, «комиссия Всемирного наследия ЮНЕСКО не успела предложить свои поправки к законопроекту до его принятия, но они, возможно, будут внесены в следующем году».

Директор Астраханского биосферного заповедника Нина Литвинова отмечает: «Угроза нависает над любым из заповедников. Постоянно идёт ослабление режима ООПТ. Нацпарки в принципе лишены возможности как-то контролировать происходящее на своей территории. Законодательство изменяется не ради сохранения природы, а в угоду тем структурам, которые её эксплуатируют».

Понятно, что бизнесменам новый закон крайне необходим – в отличие от обычных людей и самой нашей прекрасной природы.

Источник: https://versia.ru/v-zapovednikax-teper-mozhno-vesti-stroitelstvo-i-sdavat-zemlyu-v-arendu

Россияне смогут приватизировать землю в национальных парках

Аренда земли в национальном парке

Условия, созданные для жителей населённых пунктов, которые расположены в нацпарках, нарушают права граждан.

Они не могут оформить в собственность землю, на которой построены их дома, не имеют права строить очистные сооружения.

Как эти проблемы должен решить внесенный в Госдуму законопроект, рассказал «Парламентской газете» автор документа, глава Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев.

– Николай Петрович, чему было посвящено выездное заседание совещание вашего комитета в городе Себеж Псковской области 25 февраля?

– Мы обсуждали проблемы землепользования и жилищного строительства в границах нацпарка «Себежский». На его территории находится несколько населённых пунктов.

Ранее во время рабочего визита Председателя Госдумы Вячеслава Володина в Псковскую область жители обратили его внимание на то, что существует слишком много ограничений для проживания в населённых пунктах, которые находятся в национальных парках.

Причём эти ограничения неразумны. В наш Комитет поступает много таких обращений со всей страны. Самый яркий пример — Байкальская природная территория.

Дело в том, что национальные парки создавались в 2000-е годы, а населённые пункты на этой территории существовали много лет до этого. Например, город Себеж появился за 600 лет до момента образования нацпарка. Но включение его в границы парка привело к тому, что там, например, невозможно выделить землю в собственность.

Программы предоставления жилья для многодетных семей на подобных территориях не работают. Люди брали в своё время в аренду земельные участки под индивидуальное жилищное строительство. Многие из них давно построили дома и получили прописку.

Но после введения ограничений, связанных с деятельностью национального парка, им просто не продлевают аренду участка, и выходит, что земля, на которой находится дом, оказалась вне правового поля.

Есть масса парадоксальных вопросов. Например, очистка сточных вод. Они должны очищаться, но строить очистные сооружения в границах нацпарка запрещено. В результате отходы жизнедеятельности приходится вывозить за территорию парка, а на это требуются колоссальные деньги.

– Помогает ли режим национального парка решать экологические проблемы в таких городах?

– Мы сталкиваемся в ряде населённых пунктов с тем, что руководство нацпарка, которое должно ухаживать за природой, не справляется с этой задачей. Но при этом не дают заботиться о ней местным жителям. В Себеже жители всегда чистили русла рек, а сейчас этого делать нельзя. Руководство нацпарка не чистит, и людям запретили, в результате уже рыба не идёт на нерест, и её становится всё меньше.

Мы сталкиваемся в ряде населённых пунктов с тем, что руководство нацпарка, которое должно ухаживать за природой, не справляется с этой задачей

Очень много нестыковок в нормативных актах, в тех задачах, которые, например, ставятся перед муниципалитетами. С одной стороны, муниципалитет должен обеспечивать уборку территории, строительство коммуникаций. Но с другой стороны, земля, ставшая территорией нацпарка, находится в федеральной собственности, а муниципалитет не имеет права выполнять свои полномочия на федеральной земле.

Никто не против существования национальных парков. Они созданы, чтобы сохранять природу и приумножать природные богатства. Но нам нужно добиться, чтобы, и эта функция выполнялась, и люди, которые живут на территории национального парка, оставались там и были заинтересованы в развитии парка. Сейчас условия, которые созданы для жителей таких населённых пунктов, нарушают права граждан.

– Сколько людей живут в таких условиях?

– Сейчас на особо охраняемых природных территориях и в нацпарках живут около 2 миллионов человек. Они сталкиваются с ограничениями, а многие стремятся уехать.

Когда создавали национальные парки, нужно было вывести населённые пункты из-под действия особого режима — ведь в городах нет особых природных богатств, которые нужно сохранять. Зато там есть дома, дороги, школы.

Я считаю, что при создании нацпарков была допущена ошибка, и сейчас мы обязаны её исправить.

– Что вы предлагаете?

– Мы обобщили практику из разных регионов и подготовили законопроект, который делает небольшой, но очень важный шаг в решении перечисленных проблем. Предлагаем ввести в оборот земли нацпарков, расположенные в населённых пунктах.

Очень важно, чтобы земельные участки передавали в собственность строго на территории существующих населённых пунктов, границы которых учтены в кадастре

Таким образом, мы хотим дать возможность людям получать землю в собственность. Тем более, что те земельные участки, которые были образованы до организации нацпарков, уже находятся в собственности. Получается, что те, кто успел приватизировать землю, владеют ей на законных основаниях, а кто не успел, выпадает из правового поля.

– Не приведёт ли этот законопроект к злоупотреблениям и ущербу экологии?

– Чтобы избежать этого, нужно, чтобы все населённые пункты и их границы были поставлены на учёт. Очень важно, чтобы земельные участки передавали в собственность строго на территории существующих населённых пунктов, границы которых учтены в кадастре. В самих парках никто строить или покупать земли не будет.

– В Госдуму также внесён законопроект об участии бизнеса в создании инфраструктуры в нацпарках. Когда он будет рассмотрен и что конкретно предлагается?

– Проект ждёт отзыва правительства. Предлагается распространить действие законов о государственно-частном партнёрстве и закона о концессиях на инфраструктурные проекты на территории национальных парков. Это тоже очень важный шаг.

Практика показывает, что нацпарк не справляется со своими функциями. На примере Себежа мы увидели, что природа там становится только хуже. То ли не хватает денег, то ли профессиональных кадров, но за лесом и инфраструктурой не ухаживают должным образом.

Всё законсервировано и везде стоят шлагбаумы.

Если не справляются нацпарки, значит, нужно привлекать частный капитал, внебюджетные средства. Это предусмотрено, в том числе, и национальным проектом «Экология». Но реальных инструментов для этого пока нет.

Источник: https://www.pnp.ru/politics/rossiyane-smogut-privatizirovat-zemlyu-v-nacionalnykh-parkakh.html

Беспредел чиновников в вопросе аренды земли у Национальных парков – Открытые письма Жириновскому В.В

Аренда земли в национальном парке

ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЮ «Фортуна-3» Исх. № 1/1-12. 2017. 21 декабря 2017года.

Лидеру ЛДПР Депутату Государственной Думы Жириновскому В. В. Уважаемый Владимир Вольфович. Прошу помочь и спасти от чиновничьего беспредела в вопросах аренды земельных участков у Национальных парков Российской Федерации.

Прошу не только за себя! Мы, арендаторы этих участков, постоянно находимся под реальной угрозой лишиться права аренды по запросу, так называемых, третьих лиц.

В 2004 году, по результатам тендера, на основании приобретенной лицензии № 443 «Обустройство и эксплуатация туристической базы», решения комиссии № 6 от 15 марта 2004 года, компания ООО «Фортуна 3» заключила договор № 9/10 от 16 марта с ФГБУ «Сочинский Национальный парк», на аренду земельного участка (кадастровый номер на момент заключения договора 23: 49: 05 09 103: 003). Второго сентября 2004 года договор зарегистрирован в ЕГРН.

В 2008 году, подготовив проект, оплатив подключение электричества, газа, воды и канализации. Пройдя экспертизы, согласования, общественные слушания. Получив на руки «Положительное заключение государственной экспертизы» № 23-1-4-0054-08. Мы попытались получить разрешение на строительство.

Мэрия города Сочи нам отказала. Правда с оговоркой, что если мы переведём в фонд развития города 17 миллионов рублей, то вопрос может быть решён положительно. Естественно, что от такого замечательного предложения мы отказались. И нам порекомендовали идти… В суд.

ТРИ года судебных тяжб результата не дали. С формулировкой: Национальный парк не имел прав отдавать землю в аренду, договор ничтожный, а для разрешения на строительство не существует законодательной базы! Спрашивается: Зачем давали? Зачем брали плату за аренду?

Зачем все эти требования по экспертизам, согласованиям и подключения? На всё это уже тогда ушло более 10 миллионов рублей. Однако.

В 2011 году вышел приказ Министерства природных ресурсов и экологии РФ № 577 от 3 ноября 2011 года « Об организации работ по выдачи разрешения на строительство объектов капитального строительства, строительство, реконструкция которых планируется осуществлять в границах особо охраняемых природных территориях федерального значения и разрешение на ввод в эксплуатацию данных объектов».

К этому времени часть наших документов требовали обновления, да и во время подготовки и проведения Олимпиады строить бы не дали. Участок находится над федеральной трассой. В 2015 году.

Обновив экологическую экспертизу и ряд других бумаг, на основании приказа Минприроды № 577 мы получили долгожданное (ОДИНАДЦАТЬ ЛЕТ) разрешение на строительство за № 23-RU23309000-298-2015 от 18 ноября 2015 года (продлённое до 18 ноября 2019 года).

В 2016 году. Компания провела тендер среди строительных организаций и приступила к строительству. Вместе с началом строительства, начался следующий этап издевательства. К середине августа 2017 года, когда первая очередь строительства была завершена и была возведена подпорная стена стоимостью 16 миллионов рублей, нас проверили ВСЕ.

Некоторые по нескольку раз в ДЕНЬ. Особую резвость проявил господин Лисунов Евгений Анатольевич, заместитель руководителя «Межрайонного территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Краснодарском крае и Республике Адыгея». После нескольких запросов в Национальный парк, не удовлетворившись ответами, Лисунов Е. А.

Настоял на иске против ФГБУ «Сочинский Национальный парк» и ООО «Фортуна 3» с целью признания договора аренды № 9/10 от 16 марта, ничтожным, ликвидации записи о договоре в ЕГРН и изъятия участка в пользу государства. И это не смотря на то, что сроки исковой давности предусмотренные ст. 181 и ст. 196 ГК РФ давно вышли.

Это через 13 лет после подписания договора об аренде! Мы не забирали у государства его земли! У нас аренда. Мы строим туристическую базу отдыха в полном соответствии с разрешением на строительство, лицензией и договором.

О предстоящем процессе мы узнали случайно. Ни истец, ни судья не потрудились известить нас об иске и дне заседания! С какой целью? При этом, господин Лисунов Е.

А, не замечает, что граничащие с нами участки земли (с прежними кадастровыми номерами 23: 49: 05 09 000: 0017 и 23: 49: 05 09 000: 0018), ранее принадлежавшие ФГБУ «Сочинский национальный парк», а также участок (прежним кадастровым номером 23: 49: 03 03 019: 005), принадлежащий детскому санаторию «Красный штурм», ушли из под юрисдикции государства, переведены в другую категорию, объединены с другими участками общей площадью 20000 кв. Метров, под ИЖС. Складывается впечатление, что существуют какие-то определённые условия для служебного рвения в одном направлении и отсутствие такового в другом. Надоела эта неопределённость, когда каждый день может принести непоправимое.

Необходимо определится раз и навсегда. Могли ли Национальные парки Российской Федерации отдавать землю в аренду или не могли? Если могли, то всякие «лисуновы» должны оставить нас в покое, отозвать иски — дать возможность заниматься делом, а не судебными тяжбами. Зарабатывать деньги на содержание семьи, а не тратить их на адвокатов и прочие судебные издержки.

Лучше всего, провести арендную амнистию. Люди не виноваты в том, что у государственных организаций существует разное понимание одних и тех же законов. Когда одни подписывают договоры аренды и исправно принимают арендные платежи, выдают разрешения на строительство, а другие чинят препоны. Уважаемый Владимир Вольфович!

На Вас надежда! Помогите! С искренним уважением и надеждой на помощь директор ООО» Фортуна-3″ Севастьянов А. А.

Источник: https://napisat-pismo-zhirinovskomu.ru/korrupciya/bespredel-chinovnikov-v-voprose-arendy-zemli-u-nacionalnyx-parkov

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

Аренда земли в национальном парке

Прошло четыре года с момента введения в действие нового Земельного кодекса РФ. С 30 октября 2001 г. по 30 октября 2005 г.

в главный земельный закон семь раз вносились изменения и дополнения, что не вызывает удивления, поскольку процесс становления рыночной экономики в России повлек за собой динамический процесс возникновения и развития рынка земли, требующий постоянной коррекции со стороны законодательной власти.

Применение Кодекса разъяснялось Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 24.03.05 N 11. Однако на сегодняшний день остаются вопросы, не разрешенные ни законодателем, ни высшими судебными органами.

В практике арбитражных судов, например, эпизодически возникают вопросы, связанные с применением п. 4 ст. 20 Земельного кодекса РФ к отношениям, возникшим до введения Кодекса в действие.

Напомним, что указанный пункт вопреки норме ст. 270 Гражданского кодекса Российской Федерации запрещает пользователю распоряжаться земельным участком, даже если на это согласен собственник участка.

Иными словами, пользователя лишили прав арендодателя.

В рамках настоящей статьи автор планирует осветить названную проблему на примере земельных участков, сданных в аренду национальными парками в соответствии с природоохранным и гражданским законодательством до введения Земельного кодекса РФ в действие.

Земельный кодекс РФ предусматривает следующие права на земельные участки: право собственности граждан и юридических лиц (право частной собственности); право собственности Российской Федерации (право федеральной собственности); право собственности субъектов Российской Федерации; право муниципальной собственности; право постоянного (бессрочного) пользования; право пожизненного наследуемого владения; право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут), аренда, субаренда; безвозмездное срочное пользование земельными участками.

Постоянное (бессрочное) пользование земельными участками регламентируется ст. 20 Земельного кодекса РФ.

В постоянное (бессрочное) пользование земельные участки предоставляются государственным и муниципальным учреждениям, федеральным казенным предприятиям, а также органам государственной власти и органам местного самоуправления, гражданам земельные участки в постоянное (бессрочное) пользование не предоставляются. Вместе с тем согласно п. 3 ст. 20 Земельного кодекса РФ право постоянного (бессрочного) пользования находящимися в государственной или муниципальной собственности земельными участками, возникшее у граждан или юридических лиц до введения в действие Кодекса, сохраняется.

Среди земель, находящихся в постоянном (бессрочном) пользовании, обособленно стоят земли, изъятые из гражданского оборота.

Первостепенная роль в этих землях отведена земельным участкам, занятым находящимися в федеральной собственности государственными природными заповедниками и национальными парками.

Национальными парками объявляются территории, природные комплексы и объекты которых имеют особую экологическую, историческую и эстетическую ценность и предназначены для использования в природоохранных, просветительских, научных и культурных целях и для регулируемого туризма.

Национальные парки являются природоохранными и научно-исследовательскими учреждениями и относятся к объектам федеральной собственности. Указанные природные территории – важный экологический резерв ценных природных объектов страны.

В связи с этим обеспечение их охраны является первостепенной обязанностью государства, в границах которого они располагаются.

Поэтому на территориях парков запрещается любая деятельность, которая может нанести ущерб природным комплексам и объектам растительного и животного мира, культурно-историческим объектам и которая противоречит целям и задачам национальных парков.

Однако не следует забывать, что другой немаловажной функцией, которую осуществляют национальные парки, является эколого-просветительская. Деятельность парков направлена на формирование экологической культуры в обществе и воспитание бережного отношения к природе. Вследствие этого на территориях национальных парков допускается создание условий для регулируемого туризма и отдыха.

Статья 17 Федерального закона от 14 марта 1995 г.

N 33-ФЗ “Об особо охраняемых природных территориях” (далее – Закон об особо охраняемых территориях) предоставляет возможность дирекциям национальных парков заключать договоры аренды с владельцами соответствующих лицензий.

Учитывая, что земля у национальных парков находится в постоянном (бессрочном) пользовании, указанная статья вступает в прямое противоречие с п. 4 ст. 20 Земельного кодекса РФ.

Земельный и Гражданский кодексы вопрос о таком полномочии, как распоряжение земельным участком при наличии на него права постоянного (бессрочного) пользования, решают различным образом.

По мнению Е.А.

Суханова, в противоречии с современными тенденциями развития правового регулирования отношений землепользования, связанными с закреплением многообразных вещных прав на земельные участки, Земельный кодекс РФ стремится уничтожить основные ограниченные вещные права на землю, оставив лишь право собственности и аренду. Это прямо вытекает из запрета дальнейшего предоставления земельных участков на правах постоянного (бессрочного) пользования. При этом из содержания данных прав изъято ограниченное правомочие распоряжения, что исключает возможность передачи соответствующих земельных участков в аренду и безвозмездное срочное пользование. При всей сомнительной практической целесообразности последнего решения его, как и общую линию Земельного кодекса РФ на сокращение титулов землепользования, можно объяснить желанием законодателя максимально упростить правовой режим земли*(1).

Итак, в соответствии с п. 4 ст. 20 Земельного кодекса РФ граждане или юридические лица, обладающие земельными участками на праве постоянного (бессрочного) пользования, не вправе распоряжаться этими земельными участками.

В силу же ст. 270 Гражданского кодекса РФ лицо, которому земельный участок предоставлен в постоянное пользование, вправе передавать этот участок в аренду или безвозмездное срочное пользование, но только с согласия собственника участка.

Российские ученые-цивилисты придерживаются двух позиций во взглядах на указанную коллизию.

В частности, по мнению А.А. Рябова, правомочие распоряжения по смыслу ст.

270 Гражданского кодекса РФ предполагает возможность заключать договоры аренды и договоры о передаче участков в безвозмездное срочное пользование.

Получить согласие собственника (государственного или муниципального образования в лице его уполномоченных органов) на такое распоряжение земельным участком при наличии указанного запрета вряд ли будет возможно.

В противоположность этому, норма ст.

270 носит императивный характер, следовательно, если в действующий Гражданский кодекс не будут внесены соответствующие изменения, право передавать участок в аренду или безвозмездное срочное пользование с согласия собственника у обладателя права постоянного пользования сохраняется. Это, в частности, подтверждается и ст. 267 Кодекса, закрепляющей право владельца земельного участка передавать его другим лицам в безвозмездное срочное пользование или аренду*(2).

Как считает И.А. Иконицкая, по смыслу п. 3 ст. 3 Земельного кодекса РФ разрешение данной коллизии может быть основано на содержащемся в нем положении, в соответствии с которым имущественные отношения по распоряжению земельными участками регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено, в частности, земельным законодательством.

Иными словами, здесь законодатель устанавливает верховенство земельного законодательства над гражданским, видимо, основываясь на принципе приоритета специального закона над общим.

Однако, как представляется, применение указанного принципа в данном случае не обосновано, поскольку критерий разграничения общих и специальных законов определяется спецификой субъекта регулируемых отношений или их объектом.

В рассматриваемом случае нет ни того, ни другого, ибо указанные статьи Гражданского и Земельного кодексов регулируют абсолютно идентичные отношения. Думается, что приведенная коллизия может быть разрешена только путем внесения соответствующих изменений в Гражданский или Земельный кодексы*(3).

Однако нам ближе позиция второй группы ученых, согласно которой в этой коллизии норм законов приоритет имеет норма Земельного кодекса РФ*(4).

В соответствии с п. 3 ст. 20 Земельного кодекса РФ возникшее у граждан или юридических лиц до введения в действие Земельного кодекса право постоянного (бессрочного) пользования находящимися в государственной или муниципальной собственности земельными участками сохраняется.

Однако при этом граждане и юридические лица не вправе распоряжаться этими земельными участками, хотя в силу ст. 270 Гражданского кодекса РФ и предусмотрено право передавать участок, находящийся в постоянном (бессрочном) пользовании в аренду или безвозмездное срочное пользование с согласия собственника.

С введением в действие Земельного кодекса это право, стало быть, больше не может быть реализовано*(5).

Кроме того, почти все противоречия между гл. 17 Гражданского кодекса РФ и Земельным кодексом РФ разрешил Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ. Норму ст. 270 Гражданского кодекса о праве пользователя земельным участком передавать его в аренду рекомендуется не применять, так как пользователь лишен прав арендодателя согласно п. 4 ст. 20 Земельного кодекса РФ (п. 24 постановления).

Таким образом, не вызывает сомнения, что заключение договора аренды земельного участка, находящегося в постоянном (бессрочном) пользовании, после 30.10.01 недопустимо, такая сделка должна признаваться ничтожной.

Сложнее разрешить вопрос о судьбе земельных участков, переданных национальными парками до вступления Земельного кодекса РФ в действие. Остается ли у государственного учреждения статус арендодателя и вправе ли он получать арендную плату по таким договорам?

Бюджетное законодательство также не дает однозначного ответа на поставленный вопрос. Например, ст. 12 Федерального закона от 24 декабря 2002 г.

N 176 “О федеральном бюджете на 2003 год” и сходные нормы аналогичных законов за 2002 и 2004 годы устанавливают, что после разграничения государственной собственности на землю на федеральную собственность, собственность субъектов Российской Федерации и собственность муниципальных образований плательщики арендной платы за земельные участки перечисляют указанные платежи на счета органов федерального казначейства для последующего зачисления их в доходы бюджетов соответствующих уровней бюджетной системы Российской Федерации в зависимости от установленного права собственности на земельные участки. Однако применяется ли указанное положение к договорам аренды земель национальных парков с учетом применения положений гражданского и природоохранного законодательства?

В указанном вопросе практика арбитражных судов Российской Федерации пошла по двум направлениям.

По мнению Федерального арбитражного суда Московского округа, если договоры аренды заключены до вступления в силу Земельного кодекса РФ и продолжают действовать, то арендная плата не подлежит зачислению на лицевые счета учреждения, у которого земельный участок находится на праве постоянного (бессрочного) пользования. Причем под сомнение не ставится то, что учреждение продолжает оставаться арендодателем по действующему договору.

Принципиальная позиция Федерального арбитражного суда Московского округа по вопросу о возможности государственного учреждения (к числу которых относятся и национальные парки) получать плату от сдачи в аренду земельного участка, находящегося в постоянном (бессрочном) пользовании, отражена в постановлении от 28.05.03 по делу N КА-А40/3087-03.

Источник: https://fassko.arbitr.ru/novosti/vestnik/archive/8273.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.